Христианство и соцокультурное развитие: современный белорусский контекст

В статье Любови Владыковской рассказывается о необходимости возрождения христианского подхода к реанимированию общечеловеческих ценностей в современной Беларуси, так как именно они сыграли роль в формировании белорусов как нации и способствовали организации особой этно-культурной ментальности.

Глобализация принесла настоящий социокультурный шторм, который характеризуется такой огромной стремительностью и масштабностью изменений, таким прерыванием традиций и ослаблением культурной зависимости от среды, что объектом индивидуального выбора становится буквально все — уровень и тип образования, срок замужества, владение детьми и контакты с ними, даже собственный пол и пол партнера. Современные социокультурные трансформации часто подрывают саму основу духовно-нравственного порядка привычной мироздания.

И вопрос о том, становится ли в процессе общественного развития человек лучше, умнее, добрее, остается открытым, хотя все чаще философы склоняются к отрицательному ответу.

Похоже, что создаются условия для постепенного преобразования человека в существо, сосредоточенное на своих физиологических и биологических потребностях, которым очень легко манипулировать. Человек лишается свободы духовного выбора, если все, что находится вне стереотипов поведения, либо замалчивается, либо дискредитируется. Увеличение потоков информации часто сопровождается ее обеднением и упрощением, снижением или даже исчезновением культурного и духовного элементов.

В такой ситуации встает вопрос о самой сущности социокультурного развития, которое не всегда совпадает с прогрессом. В отличие от понятия развития, которое имеет в виду такие изменения, которые усложняют систему, расширяют или углубляют ее, понятие прогресса служит в большей степени ценностной оценке этих изменений, а значит, подразумевает духовное развитие.

В современных обществах самых разных культурных традиций постепенно вызревает идея о том, что дальнейшая эволюция человека будет связана с поиском новых духовных ресурсов.

Сложное и конфликтное переплетение в нашем обществе таких разных процессов, как модернизация, постмодернизация, традиционализацыя, создают иногда действительно сюрреалистическую картину социальной реальности. Требуется такая система ценностей и идеалов, которая бы обеспечила единство и стабильность современного белорусского общества и устойчивое социокультурное развитие на фоне глобальных и локально-региональных проблем, способствовало бы гармонизации личного и общественного, государства и рынка, плановости и частной инициативы, национальной идеи и универсальной (европейской) интеграции и др.

По моему мнению, такая конструктивная система идеалов базируется, с одной стороны, на белорусских национально-культурных традициях, открытых к современным ценностям глобализма, с другой стороны, на религиозно-конфессиональной толерантности, основанной на понимании христианства как важнейшего историко-культурного, нациотворческого, религиозно-духовного и мировоззренчески-ценностного факторов развития Беларуси (в силу ограничения в объеме статьи эти факторы будут раскрыты здесь только схематично-тезисно).

Следует иметь в виду, что национально-культурные и религиозно-духовные устремления белорусов могут восприниматься в Европе (да и в Беларуси — частью интеллектуальной элиты, преимущественно советско-атеистического воспитания или представителями или сторонниками постмодернизма) как консервативно-архаические, так как там национальное становление произошло до конца 19 века, да и в религиозном плане наблюдается откат, но пусть нас это не смущает, ведь победа всегда на стороне большей духовной активности.

Религиозно-духовная роль христианства

В Беларуси как органической части европейской христианской цивилизации духовность ассоциируется, прежде всего, с христианством. Это связано с пониманием духовности как перспективы в вечности, а такую ​​перспективу через идеалы и задает христианство. Без христианских духовных идеалов происходит полная подчиненность человека природе, инстинктам. Христианство дает надежду, что мир не ограничивается материей, и вводит понятие духовного преобразования (преображения), что позволяет считать христианство, по Г. Гегелю, религией спасения.

Самое сильное в христианской духовности — это именно не отрицание, а утверждение, охват и полнота. Христианство — это не явление новой морали, новой доктрины или новой философии, а это открытие вечности в полноте. Христианство несет веру не просто в бессмертие души, но и в преодоление смерти, тьмы и распада. Христианство в свое время сплотило мудрость Афин и надежды Востока с мечтами Рима о всеобщем «согласии», оно осудило угнетателей, возвысило женщину, способствовало искоренению рабства. Позднее в молодых варварских странах Запада оно стало опорой гуманности и просвещения, заставив грубую силу признать духовный и нравственный авторитет. Христианство стало источником жизненного динамизма, всеохватности и универсальности, оно вобрало в себя лучшее, что было накоплено мировыми религиозно-философскими системами. Как писал Александр Мень, «Если буддизм был проникнут пламенным стремлением избавления от зла, стремлением к спасению, … то эта жажда спасения … свойственно и христианству, Новому Завету. Если в исламе есть абсолютная преданность человека Богу, который является суверенным властелином Космоса и человеческой судьбы, то это мы находим и в христианстве. Если брахманизм, индуизм современный, говорит о многообразных проявления Божественного, то и это есть в христианстве. Когда, наконец, пантеизм утверждает, что Бог во всем, что Он некая таинственная сила, которая пронизывает каждую каплю, каждый атом мироздания, то христианство и с этим согласно, хотя и не ограничивает воздействие Бога только таким пантеистическим всеприсутствием. Но мы ошиблись бы с вами, если бы считали, что христианство появилось как некая эклектика, которая просто собрала в себе все элементы предыдущих верований. В нем проявилась колоссальная сила чего-то нового, и это новое было не столько в доктрине, сколько в прорыве иной жизни в эту нашу повседневную жизнь «[6, с. 662].

Историко-культурная роль христианства

Что дало Беларуси христианство, в самом общем плане еще в 1951 году показал в одноименной статье католический священник, историк, культуролог, один из активных деятелей белорусского религиозного и культурно-просветительского движения в эмиграции Лев Горошко (1911 — 1977): христианство принесло на Беларусь евангельскую науку и традицию, христианскую мораль и философию; просвещение, книги; оно дало толчок для организационного жизни; каноническое церковное право оказало большое влияние на кодификацию белорусского права; христианство способствовало развитию искусства (иконопись, фресковое искусство, ювелирное, музыка и др.). Христианство оздало кирпичное строительство (до сих пор было деревянное); дало великих святых (кстати, мощный авторитет общехристианских святых, не разобщенных на православных и католических, как Кирилл и Мефодий, Ольга, Владимир Великий, Борис и Глеб, Евфросиния Полоцкая, Кирилл Туровский и др.. , для белорусов заключается в символическом воплощении в этих фигурах цельного, нераздельнага христианства, что объективно служило и служит предпосылкой экуменизма); открыло двери для сокровищ культуры Запада и Востока (для духовного развития необходим обмен мыслей); способствовало образованию одного литературного языка и привело к объединению белорусских племен в один народ; религиозные споры способствовали углублению белорусского сознания; католичество, например, с его дисциплинированностью полезно повлияло на белорусский психику, начала белорусского возрожденческого движения также появились в католическом окружении (К. Калиновский, Я. Борщевский, Я. Чечот, В.Дунина-Марцинкевича, Ф. Богушевич и др.), католичество повлияло и на православие, которое в Беларуси отличается от российского и не имеет ни царепапизма, ни крайней пассивности, оно открыло дверь для белорусского народа и в международной жизни (например, Ватиканская радиостанция первая включила белорусские передачи в свою программу), благодаря католицизму белорусы причисляют себя к народу Запада и др. [2, С. 408-412].

Специфический белорусский культурный феномен — это жанровое богатство и духовная глубина фольклора, который, как известно, исторически и содержательно-образно тесно связан с язычеством. Языческая религия обычно рассматривается в оппозиции к христианству. Между тем, как верно отметил Владимир Конон, необходимо различать старинное, народно-художественное религиозное сознание и язычество современное, «цивилизованное», которое базируется на самообожении человека и поклонении «маммоне». Что касается древнего язычества, то оно несло позитивный, культурный смысл, так как было наполнено верой в Божественное творение, жизненным оптимизмом, поэтому оно заслуживает не пустого отрицания, а диалектического «снятия» и сохранения языческой творчества в христианском сознании и культурной традиции [4, C .570].

Вследствие того, что белорусская профессиональная художественная культура развивалась в неблагоприятных условиях, относительно короткий период и не успела основательно переосмыслить христианское Писание и церковное Предание [4], процесс дальнейшего многопланового творческого усвоения христианства — еще впереди, что может обеспечить перспективное фундаментальное развитие всей белорусского культуры.

Нациотворческая роль христианства

Хотя христианство — религия универсальная, она, тем не менее, не отрицает развития наций: Христос, как известно, спасает народы. Согласно русскому философу В. Соловьеву, вышенародное не есть безнародное. Эту мысль досконально аргументирует и польский священник кс.Ч.Бартник в книге «Богословие нации» (1999), настаивая на аналогии прав каждой нации с правами человека [1].

И этническая самоидентификация народа, и его менталитет, и национальное самосознание с ее высшей формой выражения — национальной идеей, — тесно связан с религией, не только с родным языком, как в плане мировосприятия, так и в плане мировоззрения. Христианство, прежде всего, служит источником формирования архетипов национального менталитета как этно-психической основы национального самосознания, о чем подробнее можно прочитать в книге «Духовные идеалы в современной культуре Беларуси и ценности глобализма» [8]. Оформление собственно-белорусского национального самосознания и национальной идеи, которая, по мнению большинства исследователей, произошло в конце девятнадцатого — начале двадцатого веков, когда по историческим причинам религиозный фактор не играл нациотворческой роли, базировалась и было возможным благодаря самому существованию на протяжении веков белорусского этнического ядра и сформированной белорусского культурной традиции в самом широком ее смысле (включая, например, книжную и, шире, образовательно-просветительскую традицию, религиозную мысль, иконопись и др.). Именно историко-культурная обусловленность развертывания национальной жизни не позволяет называть активизацию последнего «белорусским проектом», который, по своему определению, не носит объективного характера.

К сожалению, разделенность тела белорусского народа на христианские конфессии, когда религиозный фактор не играл однозначно положительной роли в становлении национальной самоидентификации, изобразила мировую картину христианского конфессионального разделения. Вместе с тем поликультуральность и многоконфессиональность Беларуси наилучшим образом способствуют реализации идеи толерантности и межкультурного диалога.

Мировоззренчески-ценностная роль христианства

Духовный фактор в форме религии и церкви на ранней фазе общеевропейской культуры был доминирующим, играл ведущую роль в развитии общества и обеспечил развертывание, становление европейской цивилизации. Период европейского ренессанса, выявлен и в Беларуси периодом Возрождения, — время гармоничных соотношений духовного и материального. С течением времени материальный фактор усиливался, духовно-идеалистический ослабевал. Процесс потери творческой духовной силы и приобретения чувственно-потребительского характера затронул мораль и искусство, что проявилось в западноевропейском модернизме начала 20 века и в глобальном постмодернизме начале 21 века [5].

Белорусам следует опираться на собственную культурно-религиозную традицию, чувство собственного самоуважения и самостоятельности. Надо помнить, что развитие, будущее, перспективу обеспечивает именно духовный фактор, поэтому и ориентироваться следует на вечные идеалы христианства.

Ориентация на христианство прекрасно соотносится с формированием нового мышления человека, которое, скорее всего, будет характеризоваться не столько опорой на политику и экономику, сколько на культуру, религию и нравственность. Причем и в науке постепенно признается необходимость совмещения различных типов познания, объяснения и преобразования мира — научного и религиозного. С этой точки зрения только положительно может оцениваться как свобода совести в Беларуси, так и то, что материалистические традиции в белорусской науке как части постсоветской, особенно гуманитарной, от начала девяностых годов прошлого века постепенно дополняются религиоведческими исследованиями, а образование — богословскими дисциплинами (но увы, в последнее время этот процесс замедлился).

Белорусская христианская поликонфессиональность (а в Беларуси сегодня действуют 25 религиозных конфессий и направлений, общая численность религиозных организаций достигла 3156; 59% жителей Республики Беларусь считают себя религиозными, из них к христианской традиции отнесли себя более 82%, причем 72,6% отождествляют себя с православием, 9,3% — с католичеством, 0,4% — с протестантизмом [3]) не только не исключает, но утверждает христианство как единую систему ценностей и этических кодов.

Несмотря на недавний религиозный ренессанс, религиозные представления жителей Беларуси на фоне веры в гадание и астрологию, внешней набожности довольно размытые и нечеткие (действительно религиозные люди составляют всего седьмую часть верующих). Часть людей отождествляет себя с определенной конфессией, имея в виду только культурную идентификацию. Так, более половины тех, кто идентифицирует себя с христианством (55,6%) вообще не посещают церковные службы, только 7,4% верующих-христиан постоянно бывают на богослужениях [3, C. 6].

Фактическое влияние христианства на современное белорусское общество довольно ограничено и неглубоко, фрагментарно и мозаично-локально, оно не внедрено во все формы жизнедеятельности общества и охватывает преимущественно только духовную элиту (не социальную). Общество в своем большинстве остается секулярным и обезбоженным. В этой ситуации требуется активизация христианского просветительства: более глубокое вхождение Христианской Церкви в контекст белорусской национальной культуры и в гуманитарно-теоретическом плане (участие священников в образовательном процессе, культурно-просветительской и научной работе, постепенное сближение теологии, христианской философии и гуманитарной науки через ликвидацию поляризации теологии и гуманистики, которая особенно была характерной для конца XVIII, XIX и XX вв.), и в плане практически-функциональном (использование белорусского языка в пастырстве, в церковной жизни, перевод на белорусский язык Священного Писания и др.), собственно религиозное просветительство (преимущественно через средства массовой информации, катехизацию и т. п.).

В образовании, как существенном сегменте широкого спектра современной культуры, нельзя полностью исключать из дидактики религиозный фактор. Следует шире предлагать теологию и религиоведение, пусть в форме спецкурсов, на всех уровнях системы образования, во всех типах учебных заведений. Это поможет сохранить преемственность белорусских культурных традиций, усовершенствовать содержание современной белорусской гуманистики, углубить мировоззрение и расширить кругозор молодежи, да и граждан в целом, избежать активизации влияния на молодежь деструктивных религиозных сект (которые часто используют духовный голод и отсутствие элементарных религиозных знаний), избежать нигилистических, упаднических настроений, когда молодые люди не способны сделать осознанный выбор в пользу определенной духовной позиции, реализовать свободу совести, так как там, где у человека должны находиться мнения и представления универсального характера (о смысле жизни, и т. п.), часто царят стереотипы. Даже при самом хорошем образовании, когда человек не знает, кто или что он такое с точки зрения духовной, он не сможет правильно определить свое место в мире и не будет знать, что делать с собой.

Таким образом, на фундаменте христианства произошло становление белорусской нации и развитие белорусской национальной культуры. Христианство формирует ценностную шкалу и питает духовный пласт национального бытия, через систему ценностей и идеалов способствует укреплению национальной идентичности, обеспечивает преемственность культурной традиции и само духовное развитие белорусского общества.

Любовь Владыковская

Центр межкультурного диалога | Перевод RELIGIA.BY

Добавить комментарий