Священник Георгий Рой о законопроекте по «Вспомогательным репродуктивным технологиям»

«Чтобы заготовить в пробирке несколько эмбрионов, нужно сделать женщине гиперстимуляцию яичников, в результате которой появляется, к примеру, 3 яйцеклетки, которые затем оплодотворяются. Все они – живые существа, несмотря на то, что в законопроекте сказано, что до 14-ти дней над ними можно даже проводить научные эксперименты. По христианским традициям, жизнь человека начинается с зачатия, и нет точных научных данных, которые бы говорили, что именно с 14-го дня начинает развиваться человек, а до этого эмбрион – просто клетка, — говорит протоиерей Георгий Рой, преподаватель Минской духовной академии, настоятель Свято-Борисоглебского храма д. Накрышки, кандидат богословия. – После оплодотворения эмбрионы подсаживают суррогатной маме и ждут, какие из них приживутся. Предположим, прижились все 3. Тогда доктор сообщает женщине, что у нее будет тройня и спрашивает: скольких детей вы хотите? Таким образом, если женщина хочет одного, то остальных в произвольном порядке доктор «убивает», т.е. производит редукцию, и получается кладбище несостоявшихся братьев или сестер. Именно это законопроект предусматривает. Но разве доктор вправе решать, кто из троих живых организмов имеет право на жизнь?»

Отец Георгий считает, что «если прижились 3 эмбриона, значит, на то была Божья воля, и рожать надо троих». Никакая редукция, по его словам, недопустима с точки зрения христианства.

«Вызывает опасение и прописанное в законопроекте количество оплодотворений от половых клеток одного донора — не более 20. Но это очень много, — говорит Георгий Рой. — Через 10-20 лет при таком подходе могут нарушиться все кровно — родственные и семейные связи, войдет в практику и то, что тысячи людей будут заключать близкородственные браки. Вспомните хотя бы недавнюю историю о том, как бабушка родила себе внука. Ее сын умер в израильской клинике, где осуществлялся обязательный забор половых клеток, чем бабушка и воспользовалась: нашла суррогатную мать, произошло зачатие и затем – рождение ребенка. Можно, конечно, порадоваться за бабушку, но как будет расти потом этот ребенок? Все «зацикливаются» на проблемах бесплодной пары, а кто подумает о ребенке? Кого ему потом считать настоящей матерью? Ту, которая выносила и родила, или ту, которая воспитала?»

Однако, оказывается, не все репродуктивные технологии православная церковь отвергает. «Например, мы не выступаем категорически против ЭКО, как это делает, например, католическая церковь, но и не выступаем полностью «за», просто готовы идти на большие уступки. Мы признаём это как метод лечения бесплодия и считаем его допустимым. В моей практике священника были случаи, когда люди приходили за благословением на лечение в таких клиниках, и я их благословлял, не запрещая при этом прибегать к ЭКО. Главное, чтобы при этом не использовался донорский генетический материал, который будет нарушать единство мужа и жены, и чтобы эмбрионы потом не замораживали в жидком азоте», — рассказал отец Георгий.

tut.by

Добавить комментарий