Церковь меж двух огней. Были ли среди священников патриоты?

9 мая – день памяти о прошлых подвигах, день молитвы об усопших воинах, день мирной радости победителей. Сегодня мы обращаем свои взгляды назад, вспоминая историю беспощадной войны, смерчем пронесшейся по нашей стране.

Православная Церковь, вольно или невольно вовлекаемая в водоворот общественно-политической жизни, никогда не оставалась в стороне от происходящих вокруг нее событий. Тяжелым было положение в довоенное время: массовые аресты духовенства и мирян, закрытие церквей, конфискация церковного имущества. Война же коренным образом изменила казавшийся привычным уклад жизни, неся смерть и разделение на два враждующих лагеря.Священники, в силу установок Церкви, должны были уклоняться от мирской жизни и активного участия в политической борьбе. Однако развернувшееся в переломный 1943 год партизанское движение, укрепившее уверенность населения в скором освобождении, множившее растерянность и дискомфорт среди оккупантов, ставило православный клир в объективную ситуацию необходимости определить личную позицию в меняющейся обстановке. Пастырь не мог быть изолирован от паствы и не откликаться на настроение мирян. Начало партизанского движения в Беларуси поставило перед православным клиром нелегкую проблему выбора: либо разделять с мирянами надежду на близкое освобождение от оккупантов, либо следовать установкам белорусских иерархов, находящихся под давлением немецких властей.

Архиепископ Филофей, архиепископ Венедикт, митрополит Пантелеймон неоднократно выступали против партизанского и подпольного движения как в своих устных речах, так и в посланиях к духовенству. Часть православного клира без рассуждения согласилась с такой установкой и, боясь ослушаться,  «праведно» боролась с партизанским движением. Печален пример некоего священника Антониуса из городского поселка Логойск Минской области, активно сотрудничавшего с командиром карательного батальона СС Дирлевангером. Этот священник, ставший лучшим пропагандистом «нового порядка» в Европе, принимал все меры к тому, чтобы влияние партизан не распространялось на местное население.

Однако следует отметить тот факт, что определенная часть православного духовенства не приняла оккупационную власть и лояльно относилась к партизанскому и подпольному движению, следуя установкам Московской Патриархии. Если городские священники, даже в случае искреннего стремления, не имели возможности активно помогать партизанам, то в сельских приходах, особенно отдаленных, помощь партизанским отрядам со стороны духовенства была достаточно частым явлением. Помогали по-разному: снабжали продуктами, медикаментами, предоставляли кров для отдыха партизан, лечили раненых, доставали документы, писали фиктивные справки, укрывали молодежь, участвовали в разведках. Имели место единичные случаи вступления священников в ряды партизан. Чтобы не показаться голословными, перечислим некоторые имена мужественных клириков, помогавших антифашистскому движению: иер. Анатолий Гандарович, иер. Анатолий Миссеюк, иер. Афанасий Яссиевич, иер. Николай Хильтов, прот. Василий Копычко, прот. Михаил Скрипко, прот. Александр Романушко и др.

Война, словно неистовая стремительная стихия, развела людей по обеим сторонам баррикад.  И если священнослужители, помогавшие партизанскому и подпольному движению, подвергались репрессиям со стороны оккупационных властей, то священники, сотрудничавшие с нацистами, опасались расправы со стороны антифашистских сил.

Тем, кто сотрудничал с немцами, партизаны безапелляционно выносили смертные приговоры. Любая же связь с партизанами, в свою очередь, жестоко каралась оккупационной властью.

Это было тяжелое и жестокое время, когда каждый стоял перед выбором, перед необходимостью уяснения для себя раз и навсегда: кто прав в этой войне и чью сторону следует принять. Многие православные священники воевали с оружием в руках, погибали за свободу своей Родины и своей веры, потому что не могли поступить иначе, не могли предать свой народ, честно выполняли свой пастырский долг и помнили не о себе, а о других, думали не про настоящее, а про будущее. Священники действовали по христианским законам и не могли отказать в помощи тем, кто в ней нуждался, помогая пережить тяжелый период оккупации, карательные экспедиции и смерть близких людей. Поэтому многие из них и разделили горькую судьбу народа Беларуси в годы войны.

RELIGIA.BY

Добавить комментарий