Профессор Андрей Данилов: Разумные католики и православные осознают, что сейчас наши голоса не будут слышны порознь

— Насколько догматические разногласия важны для развития православно-католического диалога в настоящее время?

— Ситуация взаимоотношений между Русской Православной и Римско-Католической Церквами не поддается однозначному определению. Диалог между ними длится уже некоторое время, но наиболее активно он продолжается последние семь лет. Перед этим был период достаточно холодных отношений. Встречались, конечно, но по наболевшим вопросам скорее эмоционально упрекали друг друга, чем конструктивно дискутировали. Уходить от догматических разногласий нельзя, о них надо говорить, они, безусловно, являются важными для внутрицерковной жизни. Но сейчас мы пытаемся активизировать диалог, основываясь в большей степени на том, что нас объединяет, — это христианские ценности, которые исповедуются и православными, и католиками. Единство Церкви проявляется не в унификацииcredo различных конфессий и не достигается политикой их объединения, но состоит в единстве христианского отношения к творению Божию, в общности христианских целей и ценностей, в центре которых неизменно пребывает Господь наш Иисус Христос. Достижение этой общности является сегодня важной задачей христианского богословия. Такой диалог важен не только для богословов, но и для церковного народа. Это знак того, что взаимопонимание возможно. Нельзя постоянно жить в напряженной конфронтации: надо стараться уважать друг друга, понимать друг друга. Разумные католики и православные осознают, что сейчас наши голоса не будут слышны порознь в громком гвалте, недружелюбном по отношению к религии, который поднят в Европе.

— В какой степени этот диалог влияет на «внешних», на все общество, или он имеет значение только для христианского сообщества?

– Безусловно, православно-католический диалог важен для секулярного мира. В последние даже не десятилетия, а столетия в секулярном обществе активно популяризируется миф о том, что религия является составной частью культуры. А раз так, то при определенных условиях религия может быть заменена на какую-либо другую составляющую культуры. Сторонники этого мифа не понимают, что на самом деле культура является одной из форм выражения религиозного сознания, которая затем эмансипируется от своего первоистока.

Христианство играет для европейской культуры несравнимо большую роль, чем это воспринимается секулярным сознанием. Именно в контексте христианства формировались не только такие основополагающие понятия европейской культуры, как «личность», «свобода», «ответственность за мир и творение», «разум», «автономия индивидуума» и «социальная справедливость», но и такие институты, как права человека и демократия в европейском понимании. Даже сама секуляризация представляется, в конце концов, явлением христианской истории и культуры (по этому поводу уместно вспомнить и признание из советского идеологического лагеря, когда Максим Горький бросает Богу: «мы Тебя и ненавидя любим, мы Тебе и ненавистью служим»).

И мы должны об этом говорить, потому что в ситуации глобализации, когда происходит активное взаимное пересечение и смешение различных культур и направлений, человек может идентифицировать себя как европейца лишь в контексте христианских ценностей, чтобы не было размывания базовых принципов, на которых строится любое европейское общество.

Речь не идет о конфронтации с восточными культурами, но о том, чтобы разобраться глубже в себе и не утратить свое самое основное, определяющее. Поэтому так важно обсудить, как можем мы, православные и католики, «едиными усты и единым сердцем» говорить об этих базовых ценностях.

— Как реагирует на активизацию православно-католического диалога протестантское сообщество?

— Для протестантов тоже очень важен диалог православных и католиков, они ориентируются на него. Вот пример: чем больше православные и католики расходятся друг с другом, тем больше начинаются «разброд и шатания» внутри протестантского лагеря, во Всемирном совете церквей, где большинство составляют протестанты. И наоборот: чем более согласованно мы выражаем свою позицию, тем более протестанты начинают прислушиваться к нам.

— Можно ли, на Ваш взгляд, вести диалог с теми протестантами, которые склонны к таким новациям как женское священство, благословение однополых союзов?

— Ситуация у протестантов весьма непростая в последнее время, и то, что мы видим мощный отток из протестантских общин в католические и православные церкви, показывает это. Да, очень многие не согласны с новациями, которые были сделаны в Евангелической лютеранской церкви Германии, в Англиканской церкви. Значительная часть так называемых ортодоксальных лютеран не приемлют ни женское священство, ни благословение гомосексуальных «браков». Однако нас резко разделяет с этими ортодоксальными лютеранами то, что на настоящий момент они не могут отказаться от интеркоммуниона, который несколько десятилетий назад был ими всеми единогласно принят. Разумеется, мы не можем согласиться на беспринципный интеркоммунион.

Это не значит, что протестантов надо отталкивать. Надо приветствовать, если они желают общения в диалоге, но нельзя забывать об этих вещах. Потому что раскол нельзя преодолеть тем, что просто перестать говорить о разделяющем. Тогда болезнь загоняется вглубь, но она даст о себе знать через какое-то время, и рецидив ее будет много страшнее, чем нынешнее неблаговидное состояние.

— Для тех, кто собрался на конференцию в Минске, очевидна необходимость развития православно-католического диалога. Но есть немало православных и они, как правило, весьма активны, для которых уже сам факт общения с инославными является предательством веры.

— Такие православные оказываются братьями тех католиков, которые тоже считают, что их иерархи, идущие на диалог, являются отступниками. Таких адептов достаточно и у католиков, и подобные «ревнители чистой веры» среди православных и католиков быстро найдут общий язык друг с другом.

Диалог с такими людьми возможен и нужен, но тут необходимо большое терпение. Зачастую человек, едва успев креститься, считает, что он обрел особую благодать и, открыв рот, изрекает слова абсолютной истины, исходящие не от него, а от Духа Святого. Но религиозный опыт — это то, что приходит с большими годами, то, что приходит в общении веры. Как можно понять себя, если ты не общаешься с теми, кто от тебя отличается? В конце концов, диалог служит тому, чтобы лучше понять свою собственную религиозную традицию. Этот диалог помогает христианам открыть, что действительно составляет подлинную церковность, а что является данью времени или формой проявления культуры.

Беседовала Юлия Зайцева

Добавить комментарий