О смертном приговоре по взрывам в Минском метро

Следил за событиями суда по делу о взрыве в Минском метро не очень внимательно, и даты вынесения приговора как-то не ждал. Пришел домой в последний день осени и услышал от жены о вынесенном смертном приговоре подсудимым. До этой последней точки не осознавалось все происходившее настолько серьезно. СМИ подавали вести из суда в форме публичного спектакля или, как сейчас модно, реалити-шоу в режиме реального времени. Теперь осознавать все происходившее еще тяжелее. Нахлынули детские воспоминания, когда большинство на референдуме голосовало «за» смертную казнь в Беларуси — тогда этот вопрос еще мною просто не осмысливался. Потом в старшей школе был Достоевский с его смертным приговором. Достоевского, если меня не подводит память, таки помиловал государь и приказ о замене расстрела каторгой был зачитан прямо на расстрельном месте. В школе для полного адекватного восприятия, видимо, еще не хватало достаточного жизненного опыта, не получалось сопереживать Достоевскому и задуматься над той ситуацией.

Уже в институте, почитывая Достоевского вместо программных книжек, я начал понимать, что же такое Достоевский и к чему может приводить смертная казнь. И только уже вот в эти последние дни осени 2011 года я в более полной мере осознаю всю абсурдность смертной казни.

Убивается Божие творение. Пусть даже это творение не станет «достоевским», оно ценно для чего-то, для чего-то сотворено Богом, и пущено в жизнь матерью. Явно не для того, чтобы так закончить свои дни.

В общем в этот последний день осени 2011 года мне стало физически плохо от таких нелепых и абсурдных событий, происходящих в нашей стране. Захотелось отмыться и забыться во сне. Проснуться и узнать, что новый государь таки помиловал приговоренных.

Добавить комментарий