Философское обсуждение проблемы абортов в белорусском обществе

Несколько ремарок по поводу статьи Ольги Шпараги К проблеме аборта: философский взгляд

Критикуя религиозную позицию, Ольга Шпарага упоминает Татьяну Тарасевич и говорит о ее неких «скрытых отсылках». Но в отличие от позиции Ольги, Татьяна Тарасевич ничего не скрывает и вполне твердо говорит о предпосылках своих суждений, ее позиция предельно прозрачна, ясна и последовательна, чего нельзя сказать о позиции, представленной в данной статье.

С точки зрения религиозной уже пришло осознание того, что в так любимом философом Ольгой Шпарагой «постметафизическом» и «пострелигиозном» (об этих понятиях будет еще сказано отдельно) обществе нельзя говорить языком чисто религиозным и базировать свои доказательства исключительно на догматах веры. Но вот с мифической верой в науку и всеобъективирующую букву закона дела обстоят хуже, чем в самом замшелом Средневековье.

Развенчание религиозной позиции начинается с постулирования верховенства закона. Господь с ним с законом, в обществе живем – никуда не денешься. Даже людям верующим приходится жить под законом. Но вот принимать закон в качестве отправной точки философствования – несколько странно для философа. Да и право толковать законы Ольге никто не давал, впрочем, как и Татьяне. Так что в этом случае критика уж точно ничем не лучше критикуемой позиции. Толковать законы Ольга, Татьяна, Николай и т.д. могут разве что в смысле лингвистическом или логическом. Но, помилуйте, как из предпосылки: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» можно сделать вывод о том, что человек до рождения не человек? Из того, что люди рождаются, не следует, что до рождения они не люди, как из того, что школьник после уроков выходит из здания школы не следует, что он перестает быть школьником.

Подкрепляется мысль о том, что человек до рождения не человек отсылкой к статье 16.2 Гражданского Кодекса Республики Беларусь: «правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается его смертью». Так и у негров в США тоже в свое время прав не было. Но в отличие от младенцев в утробе у негров нашелся свой Лютер, который смог отстоять свое право на права. Но права наших «негров» «белАрусский эксперт» отстаивать не собирается.

Если в данный исторический момент то или иное право субъекта не регламентируется конкретными законодательными нормами, то это скорее проблема самого права, а не его субъекта. Так что тут Ольга «осознанно либо нет» покрывает пробелы и без того не совершенного белорусского права и строит свою аргументацию с опорой на эти недостатки. Опять же у Татьяны получается гораздо честнее, в ее арсенале по признанию самой же Ольги есть здравый смысл, руководствоваться которым философу Ольге Шпараге брезгливо.

«В посттрадиционных обществах, т.е. таких, в которых верховенство принадлежит закону или системе права, устанавливаемой гражданами в совместных и прописанных в этих самых законах практиках, философию, науку и религию невозможно полностью отделить от права. И то, что религия отделена от государства, т.е. то, что религиозные нормы жизни не имеют той же силы, что и законы государства, означает необходимость религиозных институтов занимать отведенное им место в обществе, т.е. не подменять собою другие институты, например, институт образования».

Как раз таки то, что сегодня «философию, науку и религию невозможно полностью отделить от права» означает, что волей-неволей а к представлениям религии законодателю придется прислушиваться. Опустим фрустрационный пассаж про образование и скажем пару слов о сферических «пост» конях в вакууме. Откуда такая большая любовь у Ольги к разного рода «пост»-ам – большой вопрос. Но только в одной этой статье упоминаются: «посттрадиционное» общество, «постметафизические» и «пострелигиозные» установки и такие же эпохи. Что лежит за этими умными определениями? Ничего кроме мистического преклонения перед неясными идеалами «пост»-всего в статье не проясняется. Ок, религия, традиции, метафизика прошла. Что предлагается взамен? Недописанные законы?

Между тем к белорусскому обществу все эти «пост» термины относятся с таким же успехом как и роторная жатка к обмолоту. Да и пусть бы они хоть как-то относились, но ставящиеся во главу угла постметафизические установки выражают направленность на отказ от презумпции возможности построения единой и системной концептуальной модели мира. Так давайте быть последовательными – давайте признаем существование верующих и признаем за ними право на распространение и отстаивание своих идей и представление в обществе своих позиций. Собственно этот процесс сейчас и осуществляется вполне себе демократическими средствами общественных обсуждений – это здоровая установка демократического общества, где должны быть заслушаны все позиции и принято мнение демократического большинства. Если верующие смогут убедить общество в том, что являются большинством – что в этом плохого?

 «…и современная философия, и современная наука являются постметафизическими и пострелигиозными по своим установкам. Это означает, что отправными для понимания человека являются именно его рождение и жизнь в обществе и культуре (что приводит к отказу от понятия «человеческая природа» как досоциального и докультурного естества)».

Как раз таки постметафизическая установка скорее лишает человека всякой отправной точки. Но если человека исчерпывать лишь его «жизнью в обществе», такой человек лично мне не нужен. Слишком человек многомерен и не исчерпывается общественной жизнью.

 «…превращение репродуктивных прав мужчин и женщин, также зафиксированных в Беларуси нормативно, в обязательства есть посягательство на ключевое право человека не только на его индивидуальную самореализацию, но и на поддержание сообщества».

За реализацию каждого своего права человек должен нести ответственность, если конечно это полностью психически здоровый дееспособный индивид, как то об этом Ольга умалчивает. Реализовав свое «репродуктивное право» человека настигают правовые последствия, так как при реализации этих прав возникает уже новая личность, с правами которой тоже необходимо считаться.

«…право на аборт не отрицает ни индивидуальной, ни социальной ответственности и даже наоборот требует их конкретизации. Оно маркирует состояния современных обществ, в которых религиозные и метафизические ценности не являются больше доминирующими». Невозможно не согласиться. Ценности утрачиваются. И что далее? Все должны улыбаться и радостно махать флажками?

 

«…заменяя права рожденного человека правами человеческого эмбриона, сторонники запрета абортов манифестируют свое пренебрежение идеей прав человека». Опять же, за реализацией права идут определенные следствия. Следствия общеизвестны. При желании эти следствия можно предотвращать – контрацепцию пока никто не отменял. Но почему из-за несознательности одной (или вернее двух) уже существующей личности должна страдать личность беззащитная, еще не рожденная?

«А это не только отвечает политическим практикам в нашей стране, но и ни много, ни мало, является сигналом о социальном регрессе — движении в сторону традиционных (домодерных) обществ. В этих обществах права человека подчинены представлениям, производимым тем или иным, политическим или религиозным, институтом и отвечающим интересам только отдельных социальных групп». И? Устройства общества, при котором учитывались бы права абсолютно всех индивидов со всеми их извращениями сознания, пока не придумали. И если данное конкретное общество желает существовать по определенным правилам, пусть они исходят из религиозных представлений, меньшинству приходится смиряться. Если эти правила работают – значит они имеют право на жизнь. Насколько право на аборт работает в разных типах общества на благо народонаселению можно совершенно четко описать социологическими и математическими методами – благо и традиционные и посттрадиционные общества сейчас на планете имеются. Комментарии дальнейшие здесь излишни.

Читая статью пришла страшная мысль, а почему бы не убивать людей во время сна, ведь они в это время не проявляют себя как личности, социально не активны, не проявляют себя как субъекты действующие, не находятся в социальном взаимодействии? Потом я припомнил, что находился на нескольких лекциях Ольги в университете и даже, кажется, несколько раз ехал в одном троллейбусе. Засыпал или нет при этом – доподлинно вспомнить не удалось. Чур меня, чур! Остается только надеяться, что у философа Шпараги, не возникнет сомнения в том, что люди все таки просыпаются (рождаются) и вновь обретают правомочность во всех своих сферах деятельности.

Николай Куксачёв

Добавить комментарий